Защита от вбросов и фейков. Надо смотреть первоисточники

Уверен, что многие видели ситуацию, когда по СМИ или крупным пабликам в соцсетях начинает расходиться «жареная» новость: глава ДНР/ЛНР ранен, школьники в глубинке массово отравились неизвестным газом, в России грядет деноминация и уже есть дизайн новых банкнот, по Москве бегают лоси и т.д. Новость выстреливала, обсуждалась, а потом оказывалось, что это фейк. Такое может произойти и с вашей компанией, и конечно же постфактум пресс-служба даст комментарий, что все хорошо и ничего не случилось, но это не прозвучит убедительно, потому что от компании и ждут оправдания: «Это не мы, все было не так». В итоге репутации будет нанесен урон.

Вопрос широкий и комплексный, я могу о нем рассказывать несколько часов, поэтому затронем в этой статье только два аспекта: почему фейк выстреливает и как не дать фейку нанести вам урон?

Новости, которые способны выстрелить, стоят на тематических «китах»: деньги, секс и смерть — поэтому вызывают у народа эмоциональный отклик: зависть, похоть и страх. В отдельных случаях сюда добавляется юмор, но на нем обычно основан вирусный маркетинг, нежели вбросы. Все остальное эмоций не вызывает, и популярность у обывателя не получит.

Перед премьерой фильма со Светлаковым, в соцсетях разлетелось «самодельное» видео, как он с битой участвует в дорожной разборке

Continue reading

Google Maps как инструмент конкурентной разведки

Режим просмотра улиц в Google Maps позволяет добраться до самых отдаленных мест нашей планеты, не вставая с дивана. Например, мы можем проверить контрагента:

  • Что находится по адресу, который он указал как свой офис: промзона, старый барак, жилой дом, бизнес-центр?
  • Есть ли и могут ли быть вообще компании в этом доме?
  • Есть ли вывеска компании контрагента по указанному адресу?

На картинке ниже — сайт ветклиники, которую в СМИ раскрыли как фейковую. Внешне очень приличный сайт, и адрес клиники прямо в центре Екатеринбурга, на Куйбышева 42.

Если посмотреть в Google Maps, что находится на Куйбышева 42 — мы обнаружим здание бани «Бодрость». И никакой клиники там нет. Более того, на момент написания данного текста 03.08.18, это здание уже снесено, от него остались одни руины, и об этом написали многие СМИ — но «клиника» все равно указывает адрес бани как свой. Проверку контрагент не прошел.

Причем с Google Maps можно гулять по городам всего мира. Continue reading

Конкурентная разведка для продаж IT-оборудования на миллионы

Очень часто за услугами по конкурентной разведке к нам (к ООО «Маркетинг рисков и возможностей») обращаются крупнейшие в своих сегментах компании, связанные с IT – например, производители оборудования или операторы связи. Как правило, независимо друг от друга они формируют потребность, которая звучит так:

«Мы хотим сделать продажу оборудования вон той компании. У нас есть отличные специалисты по продажам, но мы хотим поднять эффективность их работы, чтобы они выходили с коммерческим предложением сразу на ЛПР (лицо, принимающее решения) и сразу с тем предложением, которое его зацепит.

Поэтому нам нужна информация по клиенту: на каком оборудовании он работает сейчас, как давно его менял, планирует ли его обновлять в ближайшее время, какие бюджеты имеет на обновление, какие приоритеты у клиента при выборе оборудования, какие проблемы с текущим оборудованием, кто реальный ЛПР, принимающий решение о выборе производителя оборудования, как выйти на этого ЛПР, какие у него хобби и увлечения».

Мы проводим исследование по открытым источникам, в результате которого:

Continue reading

Кейс. Деанонимизация по номеру телефона

Вся информация собрана легальными методами, только по открытым источникам

У депутата Хабибуллина из Екатеринбурга есть движение «Это наш город», которое он называет общественным, при этом многим кажется, что оно преследует сугубо политические цели. Но за любой организацией стоят люди, которые формируют ее деятельность, и мы сейчас посмотрим на одного из активистов, который стоит за работой движения.

Ниже показан закрепленный пост в группе движения ВКонтакте, который призывает на благое дело – восстановить разрушенный храм. Указан контактный телефон активиста, который координирует этот процесс. Только телефон, без имени и каких-либо данных (на момент описания кейса, позже под сообщением появилась ссылка на страницу активиста, которая подтвердила итог проведенной деанонимизации). Итак, стартуем, имея 11 цифр: 89001972860.
Continue reading